Поморское Древлеправославие в Верхокамье.

      Верхокамье – историческая территория Сивинского и Верещагинского районов Пермской обл. и Кезского района Удмуртии, в этих районах довольно компактно проживают Староверы-Поморцы (безпоповцы), называемые чаще кержаками. Верхокамские земли были заселены нашими предками еще в конце 17 века. Даже само название региона «Верхокамье» имеет в некотором роде поморское происхождение, так как стало известно из письма поморского учителя, киновиарха Выгорецкого монастыря Семёна Денисова (Мышецкого) здешним братьям по Вере (1731 г.).

После реформы второй половины 17 века проведенной патриархом Никоном, произошел раскол Русской Церкви. Ревнителям древлего благочестия пришлось бежать от гонителей в глухие районы государства.

В 80-е гг. XVII в. в связи с усилением борьбы со староверием по России прокатилась целая волна самосожжений. Как известно, после диспута о вере, состоявшегося 5 июля 1682 г. в Грановитой палате Московского Кремля, власти, убедившись в безуспешности своей антистарообрядческой пропаганды, перешли к политике открытых репрессий в отношении приверженцев древлего благочестия. Были арестованы и казнены видные идеологи староверия, участвовавшие в диспуте в Кремле. Еще весной 1682 г. был сожжен протопоп Аввакум и другие пустозерские «сидельцы», а осенью был обезглавлен князь И.А. Хованский – последний высокопоставленный и влиятельный защитник идей старообрядчества. Вследствие этих трагических событий была потеряна последняя надежда на восстановление государством старого обряда в православной Церкви.

Продолжая свой репрессивный курс, в 1685 г. правительство царевны Софьи Алексеевны с одобрения патриарха Иоакима приняло «12 статей о борьбе с расколом», направленных на жестокое подавление старообрядческого движения. Как писал С.А. Зеньковский, «ими повелевалось упорных «хулителей» церкви жечь; проповедников самосжигания казнить смертью; их последователей, согласившихся перейти в «старую» веру, было приказано для острастки «бить кнутом» и отсылать в монастыри под строгий начал. Укрыватели наказывались батогами, кнутом, ссылались и штрафовались. Имущество «раскольников», их укрывателей и поручителей отбиралось в казну»[1].

Перечисленные выше беспрецедентные по жестокости меры со стороны правительства привели к широкому распространению идеи «бегства от антихриста». Христиане пытались уйти как можно дальше от окружавшего их антихристова мира.

Подобным же образом происходило заселение и территории современных Верещагинского и Сивинского районов.

В конце 17 в. были подавленны восстания Московских стрельцов, выступивших в защиту старой веры, а чуть позже подверглись опустошению и обители на р. Керженец. После этого, по свидетельству миссионеров А. Луканина и Палладия (Пьянкова), «раскол» принесли в Пермскую землю /…/ беглые стрельцы, основавшие в Верхокамье скиты по рекам Сепыч, Сабанец, Лысьва и Очёр. Среди стрельцов лица родовитые и сановитые»[2]. Против средоточия «бунтарства и непокорности» были направлены правительственные войска во главе с капитаном Пальчиковым и в 1725 году скиты были разгромлены. Христиане снова остались без духовных пастырей. Если до 1725 года в скитах вероятно ещё сохранялись остатки благочестивого священства, то оно было окончательно уничтожено во время разгрома. После смерти последних священников дониконовского положения, Верхокамские христиане стали безпоповцами.

Влиятельным центром староверия тогда стал Выгорецкий монастырь, находящийся в Поморье, от него христиане-безпоповцы стали прозываться поморцами.

Огромное староверческое население Верхокамья, постаралось найти наставников для духовного руководства, о чём свидетельствует тот факт, что в начале 1730-х годов Выгорецкий киновиарх Семён Денисов прослышав о Верхокамье пишет послание братиям по Вере: «Верительная грамота, для первого Поморского учителя в Верхокамье Григория Яковлева». Вот отрывок из этого послания: «… Дойде к нам в поморские скиты слышание о вашем боголюбии и елицех покоряющихся священным правилом. Слышим от еретик крещение и рукоположение не приемлющих и обращение с ними не имеющих. О таковых Мы зде радостию возрадовахомся, яко ещё в толикое время паде искра истиннаго благочестия в той удалённой стране, да ещё и в малых сияет, но обаче по Златоусту «Лучшии един творяй волю, паче тмы беззаконных» /…/ И елика писанием извещение, или возвестит вам брат Григорий, не преслушайте от Божия закона глаголющу ему …»[3].

По прибытии, Григорий Яковлевич с помощниками обосновался в одном из крупнейших центров – селе Сепыч, которое стало центром Верхокамских поморцев. В первые годы влияние распространилось на Бубинскую, Екатерининскую, Путинскую, Люкскую, Карсавайскую и Сепычёвскую волости. Поморцы в большом количестве также поселились в районе г. Очёра, где позже появилось много часовенных.

К кон. 18 в. активную деятельность развернула администрация промышленников Строгановых. В своих камских вотчинах они принудительно вводили государственную церковь, а в среде крепостного крестьянства стало распространяться беглопоповство. Тем не менее к 1-й четв. 19 в. основное население Верхокамья оставалось верным древлему благочестию.

Очередная волна давления со стороны государства, началась в 30-е годы 19 в. в правление императора Николая I. В 1833 году более 23 тыс. Обвинских староверов было переведено в единоверие. Однако уже вскоре более 17 тыс. вновь заявили себя сторонниками старой веры. Власти закрывали староверческие Церкви и молельни, а открывали новые государственные храмы.

Для решения возникавших вопросов духовными наставниками собирались поместные соборы-собрания, в которых участвовали представители многих соборов. В 1866 году на одном из таких соборов в Сепыче между наставниками произошла размолвка, которая на соборе 1888 года в д. Гришки под председательством Давида Ивановича и Максима Григорьевича завершилась разделением до того единого поморского общества на два согласия. Расхождение произошло в основном из-за неприязни некоторых наставников друг другу и нежелании их разрешить совместно наболевшие проблемы. Последователи Максима Жданова стали именоваться «Максимовцами» (Шантаровское согласие). В то время они были распространены в Нифонятской и Шантаровской волости. Сторонники Максима Григорьевича, которых оказалось большинство, стали именоваться «Дёминцами» их поддержали многие соборы по Верхокамью: «… 2 страны Сиволоцкой и Нилкамской в объёме 3-х волостей: как Сепычёвской, Юсовской (Кулижинской) и Иекатериненской Сиволоцкой дачи, в объёме этих волостей захвачены даже несколько деревень Бубинской волости, з большим населением деревнеи была ета местность и тепере есть». К концу 19 в. по Верхокамью в среднем числилось: Старообрядцев – 29,5 тыс., приверженцев официальной Церкви – 4,3 тыс.[4].

Примерно в это время было составлено «Родословие духовных отцов Верхокамья», сохранившее для нас имена первых наставников: «[л 207 об] 1 духовный отец Поморской первый Григорей Яковлевич избран бысть от 2000 тысящ от братии, тии были во общем житии Соловецкии киновии, и вси научилися, како по древних отец службу; послан Григорей Яковлев Верхокамие 7240 (1731/1732) году. Два человека помощники съ ним тоже поморски, Аввакум Михайлович, Гаврило Евсеевич // [л 208] Григорей Яковлевичь благословил Аввакума Михайловичя (поморской); Аввакум благословил Гавриила Евсеевича (поморской же); Гавриило с Аввакумом благословили Ивана Исаивича, 1 здешнева. Иванан (так) благосъловил Федоса Тимофеевича в 2 здешнева; Никиту Осиповича, 3; Никита благословил Михайла Егоровича, 4; Михайло благословил Кузьму Мироновича, 5; да Ивана Перфильевича, 6; Кузьма Мироновичь благословил Ефима Ивановича, 7; Ефим благословил Кирилла Васильевича, Кондратия Васильевича, Осипа Васильевича. Осип благословил Евъдокима Феодоровича, 8; Евдоким благословил Артемия Епифановича, 9; Максима Григорьевича.»[5].

С началом столыпинских реформ много поморских семей, в основном «максимовцев», переселилось в окрестности г. Кемерово, где и проживают до настоящего времени. Большим облегчением для староверцев стал указ Государя Николая II (1906 г.) об уравнивании прав «раскольников» с правами граждан государства.

Вскоре начались грозные военные а позже и революционные годы. Живущее традиционным бытом кержацкое население не восприняло революционных событий 1917 года, а вызывающие действия и произвол местных большевистских властей пытавшихсяся изменить привычный жизненный уклад, вызывали антисоветские выступления. В августе 1918 года произошло восстание в с. Сепыч, затем череда восстаний прокатилась по всему краю. В это же время продолжалась борьба с верой. Так в 1918 и 1927 годах были произведены описи книг и икон Кониплотнического собора поморцев-дёминцев.

Первый поместный собор после революции был созван в 1924 году в с. Сепыч, секретарём собора выбрали Мелехина Григория Николаевича. Итогом совещания стал сборник «Деяний и уложений собора по догматическим и каноническим вопросам»[6].

Большой урон населению нанесла Великая Отечественная война, и тем не менее после войны состоялся следующий собор. Из-за сложности проведения он состоял из пяти советов; 1 совет 7 марта 1946 года в д. Гарь. 2 совет 11 июня 1947 года. 3 совет 23 июня 1947 года в д. Андронята. 4 совет 11 марта 1948 года в д. Абромята. Заключительный совет проведен 23 июня 1948 года около с. Сепыч, на совете было принято «Воззвание дорогим нашим по вере братьям святой Христовой Церкви»[7]. На советах были представлены следующие соборы по Кулиге: 1. Тю(и)менский, 2. Розвальский, 3. Кулижский, 4. Юсовской, 5. Сидоровский, 6. Афонятский, 7. Костымский, 8. Лыповский, 9. Ефимовский, 10. Саватятский. А также соборы: 1. Сепычевский, 2. Одронятский, 3. Запольский, 4. /?…/, 5. Купчевский, 6. Коростлёвский. Прибыли представители более 50 христианских обществ-соборов, присутствовало около 100 человек. Секретарём собора был избран Мальцев. Одним из итогов этого собора стало сближение с Максимовцами.

Еще один поместный собор был созван 9 марта 1960 года в д. Кривчаны, на нём был утвержден келейный монастырский обряд[8]. К началу 1970-х годов крупнейшие максимовские соборы находились: в с. Соколово, с. Сенино, пос. Северный Коммунар, д. Нифонята. Дёминские соборы в с. Путино, с. Дёмино, д. Чирки, д. Павличата, с. Кулига, д. Пестери, д. Саватята, д. Малая Сива, с. Карсавай, и др., а также с. Сепыч, в котором проживали в большом количестве и дёминцы и максимовцы.

Христиане разделяются на «Соборных» и «Мирских». Соборные – строго соблюдают церковные правила, традиционные установки. Именно они проводят службы, требы, на которые иногда приходят и мирские.

В настоящее время в Верхокамье известно 12 действующих поморских (дёминских и максимовских) соборов, которые переживают трудные времена, соборных остается немного, а молодежь приобщаться не спешит.

Тем не менее доля кержаков-поморцев в некоторых с/с доходит до 70 — 80 %. Всего в Верхокамье «Поморцев по крещению» более 10 тыс. чел.

Так уже сложилось, что местных староверов-безпоповцев называют кержаками, иногда оскорбительно чашечниками, хотя правильнее было бы именовать древлеправославными христианами-поморцами.

Безгодов А.А.



[1] Зеньковский С.А. Русское старообрядчество: духовные движения семнадцатого века. – М., 1995. Стр. 412-413.

[2] Палладий (Пьянков). Обозрение пермского раскола так называемого «старообрядчества». – СПб., 1863.

Луканин А. Беспоповцы поморского толка в Оханском уезде Пермской губернии // Пермские епархиальные ведомости. 1868. №№ 14, 15, 16.

[3] Рукописи Верхокамья XV-XX вв. / Кобяк Н.А., Смилянская Е.Б. – М., 1994. Рук. № 803. Л. 270 об, 272 об.

[4] Чагин Г.Н. Заселение и хозяйственное освоение Верхокамья в конце XVIII – первой трети XX века / Мир старообрядчества; Живые традиции. – М., 1998.

[5] Рукописи Верхокамья … Рук. № 803. Лл. 207 об.-208.

[6] Рукописи Верхокамья … Рук. № 1578.

[7] Рукописи Верхокамья … Рук. № 2285.

[8] Рукописи Верхокамья … Рук. № 1548. Лл. 1-2 об.

 

Поморское Древлеправославие в Верхокамье.: 8 комментариев

  1. Интересно настрочил. Почти за душу цепляет, заставляет смеяться над собственным блогом. Однако не совсем полно тема раскрыта. Где про это прочитать подробно? С уважением, Array

  2. всех благодарю за соучастие, скоро появится более обширная статья по этой теме.

Добавить комментарий